Яндекс цитирования







Топ Україна, Рейтинг та каталог українських веб-сайтів МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов

РЕЙТИНГ САЙТОВ - Кировоградский Тор

Доброе слово настоящего доктора

Здравствуйте, уважаемая редакция любимой газеты! То, что газета любимая, – это не ради красного словца. Пятый год каждый номер жду с радостью и читаю-перечитываю с огромным удовольствием, в каждом новом выпуске нахожу полезное – и для здоровья, и для души. А вот пишу впервые, поэтому немножко волнуюсь. Вы уж простите, если что не так.

Взяться за бумагу и ручку меня заставило то, что в газете мне не очень нравится. Огорчает, что люди пишут про свои болезни и при этом жалуются на врачей, которые плохо их лечат. Те же самые мысли часто и повсеместно повторяются вашими авторами статей. Просто внушение какое-то идет, что обращаться к врачам не стоит, особенно старикам. Все равно, мол, ничем не помогут. Читаю и думаю: ну почему же такая несправедливость к людям самой благородной на свете профессии? К тем настоящим профессионалам, как говорят в народе – от Бога, которые своими трудами и добротой заслуживают нерукотворных памятников. Памятников – от слова «память». Благодарная память. Может быть, просто мне так повезло на своем долгом веку встречаться и общаться со многими замечательными представителями этой профессии. И тем, что в свои семьдесят три года чувствую себя сравнительно бодро, что не верю в свой возраст, я обязана в первую очередь им.

До сорока лет к врачам я обращалась очень редко. И тут вдруг распухло мое колено. Перестало сгибаться! Ходить больно, сидеть тоже. На уроках стояла, как старый пират на негнущейся деревяшке, с отставленной в сторону больной ногой, чем немало веселила своих сорванцов. А когда на ногу уже совсем стать не могла, поняла — шутки закончились, пришлось лечь в больницу. И там за короткий срок меня на ноги поставил замечательный хирург Анатолий Тихонович Тихоненко.

Как сейчас помню, каким особенным отношением к своим больным он отличался. По утрам, появляясь в отделении, заходил в каждую палату, здоровался, спрашивал, как спалось. На обходах для каждого больного у него находились ободряющие слова. В нашей палате лежала старенькая бабушка. Анатолий Тихонович всегда задерживался у ее кровати подольше. А когда он выходил, у нее на глазах появлялись слезы и она говорила: «Мне стало легче. Дай Бог ему здоровья».

Всех нас Анатолий Тихонович лечил просто замечательно. Нога у меня до сих пор не болит, и колени сгибаются. Сравнивать есть с чем. На днях повстречала коллегу с палочкой. Не особо вникая в жалобы, доктор велел ей прикладывать обезболивающий пластырь. И намекнул на возраст. Уверена, что Анатолий Тихонович не отговаривался бы возрастом своей пациентки.

Соседка недавно узнала и рассказала мне, что в нашей поликлинике работает женщина-терапевт Аникеева (по возрасту наша ровесница), на прием к которой попасть труднее, чем к именитым специалистам узкого профиля. Принимает она всегда после обеда. И всех, кто пришел, принимает без ограничений по времени, без спешки выслушивая каждого. Люди сидят под ее кабинетом, часами терпеливо ждут своей очереди в опустевшем коридоре, лишь бы только рассказать свои боли и услышать доброе слово настоящего доктора. За окнами темнота, сторож поликлиники отпирает двери, выпуская по одному получивших облегчение от доверительной беседы больных. А Тамара Васильевна никогда не уйдет домой, пока не примет и не выслушает всех. До последнего пациента она на своем посту, и лечит всех, независимо от возраста.

К таким врачам относится и терапевт Надежда Трофимовна Чернова. Пятнадцать лет она наш семейный доктор, и нет другого человека, который умел бы так сопереживать, воспринимая чужую боль, как свою. А для нас нет более знающего и опытного специалиста. Я не раз убеждалась, что она всегда назначает именно то, что нужно больному, и в критических ситуациях действует не шаблонно.

Когда племянник мужа попал в больницу с сердечным приступом, и врачи назначили ему неправильное лечение, которое совсем не помогало, Надежда Трофимовна по первому зову примчалась на помощь, разобралась с неточностями диагноза, побеседовала с молодым лечащим врачом. Вскоре наш племянник пошел на поправку и благополучно выписался домой.

В прошлом году было очень жаркое лето. Я проводила его на даче у сына. Однажды, когда в понедельник сын и невестка вернулись в город, я осталась одна и почувствовала себя очень плохо. У меня резко поднялось давление, была дикая головная боль. Моя голова словно превратилась в огромный колокол, в который били колотушкой, каждый удар сердца отзывался в ней страшным гулом, и я ощущала его простреливающей болью в висках. В страхе выпила сразу две таблетки и еще больше испугалась, когда померила давление и поняла, что лекарство совсем не подействовало.

В панике схватилась за телефон и набрала номер Надежды Трофимовны. И тут же услышала ее успокаивающий, ободряющий голос. До сих пор непонятно, каким образом, не видя меня и руководствуясь лишь моим рассказом о проблеме, Надежда Трофимовна сразу же смогла правильно установить причину повышения давления. Так и не знаю, что это было – чудо или доскональное знание организма своей пациентки, но все ее рекомендации я выполнила в точности. Ни секунды не сомневаясь, разболтала и выпила два сырых желтка, минут через десять запила их стаканом теплой воды и легла на правый бок, приложив ниже ребер грелку. Минут через двадцать почувствовала сокращение желчного пузыря и поспешила в туалет. После этого мое давление снизилось и пришло облегчение.

Должна признать, что это был не первый мой криз, но наедине с ним я осталась впервые. Примерно за полтора года до этого я ходила на прием к Надежде Трофимовне жаловаться, что часто стала болеть голова. Медсестра померила давление — оно оказалось высоким.

— С таким давлением я вас домой не отпущу! – сказала Надежда Трофимовна и отвела меня в манипуляционный кабинет, где мне сделали укол.

Домой я ушла через час, когда давление нормализовалось.

Моя дочь недавно стала бабушкой, но я до сих пор помню нашего педиатра Валентину Федоровну. Когда она приходила по вызову, казалось, что в комнате становилось светлей. Ее любили и дети, и взрослые. Сначала Валентина Федоровна разговаривала с ребенком: «Ну, что случилось, Леночка? Давай я тебя послушаю… А теперь ты послушай своего мишку косолапого, а я поговорю с твоей мамой».

Она всегда была одинаково доброй и ласковой, даже голос у нее был особенный и успокаивающий. Были потом другие педиатры у внуков, но таких внимательных и чутких, как Валентина Федоровна, я больше не встречала.

Понимаю, что все описанные случаи могут показаться кому-то слишком обыденными. Согласна, если так. Потому что такое отношение к больным для человека, дававшего клятву Гиппократа, есть норма. Просто я уверена в том, что нужно помнить доброту. Помнить и мысленно благодарить человека за то, что он для тебя сделал. И в ответ тоже желать добра, тогда это обязательно ему передастся. Как в этом простеньком стихотворении:

Давай делиться этой доброй каплей,

И отогреем зябкие ладони.

Поставим на окно под вечер лампу,

И темноту сиянием наполним.

Пускай кому-то маяком послужит,

Порадуется в инее сердечко.

От света кто-то не пройдет по луже…

В душе росток проклюнется, конечно.

И бумерангом полетит по свету

Добро, как ангел, в сердце запорхнув.

И кто-то где-то одарит монетой,

И хлебом… Жизнь в других вдохнув.

Если вы не согласны и хотите возразить, пишите на мою электронную почту ptashka42@lenta.ru

Евгения Ивановна Пташкина

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.