Яндекс цитирования







Топ Україна, Рейтинг та каталог українських веб-сайтів МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов

РЕЙТИНГ САЙТОВ - Кировоградский Тор

Это как мостик короткого удовольствия между двумя пропастями отчаянья

Зависимость от сладкого за последние десятилетия превратилась в горячую тему не только в быту, но и в науке. Но впервые о том, почему сахар называют сладким наркотиком, я задумалась, глядя на мужа. После того как мы вылечили ему кисту на поджелудочной и травами восстановили печень, диета вроде бы уже не требовалась, но и возвращаться к былому своему гурманствованию он побаивался. Видимо, еще свежи были в памяти голодные дни на овсяном слизистом супчике в больничной палате и дома, когда муж похудел на 17 кг и в буквальном смысле выпадал из брюк.

Впрочем, потерянный вес он набрал очень быстро, охотно сменив страсть к шашлыкам и чебурекам на сладкие жирные печенья и пироженки. Наверное, есть такая психология зависимости, когда одно удовольствие непременно нужно заменить другим, иначе жизнь будет казаться сплошной серой депрессией. Алкоголь в его жизни уже был, поэтому вместо него началось обжорство. Потом наступил черед кондитерских соблазнов, хотя поначалу меня не сильно тревожила его любовь к сладостям. Я ведь тоже не могу с гордо поднятым подбородком пройти мимо кондитерского отдела с дразнящими ароматами шоколада и корицы, как не могу отказаться и от конфетки к чаю, но опустошать коробку конфет за полчаса не стала бы. Так что желание побаловать себя сладеньким зависимостью не считаю.

Спохватилась я, когда заметила, что эта страсть мужа превращается в зависимость, а пара печеньев — в обжорство с поеданием килограммового пакета в один присест. Потом зависимость трансформировалась в настоящий сахарный запой без меры и разбора. Но что такое сахар? Это же те самые быстрые углеводы, которые в обмен на мимолетное удовольствие вызывают привыкание и в конечном счете обращают здоровье в руины.

Я недаром сравнила это состояние с запоем. Есть ведь сходство в том, как эйфория через пару часов сменяется чугунной тяжестью в голове, сильной жаждой и общей разбитостью в теле. А еще у мужа стало подниматься давление и развилась самая настоящая сахарная тахикардия. Врач категорически запретил ему употреблять много сладкого, объясняя это тем, что поджелудочная начинает нервничать и реагировать на сладкий допинг выбросом инсулина, сужением сосудов и так далее по цепной реакции.

Я просила, уговаривала, пугала мужа диабетом и другими болезнями, пыталась запрещать. Перестала покупать сладости. Тогда он, как настоящий сахарный алкоголик, добрался до варенья, съедая его банками. Или насыпал себе в кашу несколько ложек сахарного песка, а потом мучился, хватаясь за сердце. А мне смотреть на то, как он раньше времени себя убивает, было не менее мучительно. Вот только в какой аптеке искать ту волшебную таблетку, что избавляет от сладкой зависимости?

В древних трактатах пишется о том, что настоящее яство должно непременно обладать сладостью, горечью, кислотой и соленостью. Сейчас трудно представить себе такое блюдо, но ведь в индийских ведах не раз упоминается о плодах, обладающих разнообразной вкусовой гаммой, и они, эти плоды, назывались божественными, священными, непревзойденными.

Инь — кислое и сладкое. Ян — горькое и соленое. Гармония — это равноправное присутствие Инь и Ян. Речь идет о продуктах питания, но понятие Инь-Ян гораздо шире.

С солью — куда ни шло, многие ведь любят солененькую рыбку, да и в готовых продуктах соли более чем достаточно. Но нам трудно себе вообразить, чтобы четверть потребляемых за день продуктов была горькой. Между тем на Руси этот секрет знали и даже в меню царей входили горькие блюда. Так Петр Первый любил редьку и репу, и когда на столе их не видел, сильно гневался. Крестьяне редко ели сладкое, только по праздникам. А вот грибы солили в бочках (как известно, грузди, черныши и рыжики обладают солено-горьким вкусом), лук и чеснок, известные как натуральные антибиотики опять же имеют горький вкус.

Современные люди питаются так, что древние пришли бы в ужас и посчитали их за сумасшедших. Но скорее всего, признали бы за самоубийц. Нет, вы только подумайте: мы покупаем исключительно то, что нам приятно на вкус, и совершенно в своей изнеженности отвыкли от горьких продуктов. Ради любопытства каждый может подсчитать, какой процент Инь он потребляет. Мясо приятно на вкус и также относится к иньским продуктам, за исключением редких пород диких птиц.

Проповедник макробиотики (гармоничного сочетание продуктов Инь-Ян) доктор Озава писал о том, что достаточно десять дней посидеть исключительно на солено-горькой диете, как организм полностью восстановится и уйдет любая болезнь. А мы ведь даже листики первого одуванчика привыкли вымачивать в подсоленной воде, чтобы удалить из них горечь!

И тут мне в голову пришла мысль: а ведь почти все лекарственные травы – горькие! За этой мыслью сразу подтянулась следующая — лекарства тоже все горькие. Только травы горькой — сколько угодно и она бесплатная, а цены на таблетки растут, как на дрожжах. Сейчас поход к врачам обходится недешево, а аптечный бизнес сосредоточился в одних руках. При таком положении дел, когда отсутствует конкуренция, наступает полный беспредел.

Смотрите, что тогда получается. Пищевая промышленность выпускает такие продукты, чтобы мы были слабыми и больными, аптеки заполняются лекарствами, чтобы нас вылечить, а врачи выписывают рецепты. Детское питание даже для самых маленьких искусственно подслащивается, чтобы было вкуснее и чтобы заранее приучить малышей зависеть от сладкого. А мы? Мы не живем, а существуем: скрипим, жалуемся, негодуем, но идем в магазин за сладкой булочкой, в аптеку — за горьким лекарством. Образно говоря, это только иллюзия, что мы свободные люди.

Кстати, в конце 2013 года департамент здравоохранения Амстердама выступил с неожиданной инициативой размещать на продуктах, содержащих сахар, наклейки вроде тех, что видят сегодня курильщики на сигаретных пачках. По мнению голландских чиновников, сахар является самым опасным веществом на планете, и дело государств — помочь своим гражданам опомниться и задуматься о вреде здоровью. Также в планах амстердамских новаторов введение государственного акциза на сахар в пище промышленного производства. Они уверены, что экономически такая мера вполне оправдана, ведь производители продуктов питания знают, что употребление сахара разжигает аппетит, поэтому в свои товары добавляют все больше сахарозы, чтобы люди больше ели!

Порассуждав, я пришла к выводу, что бороться с зависимостью от сладкого можно и нужно горечью трав. Должно же в природной аптеке найтись лекарство от сладкой зависимости. Тогда вкусовой баланс потихоньку будет восстанавливаться, и тяга к сладкому незаметно, не прощаясь исчезнет. Начать решила с того же одуванчика. Делала сок из всей надземной части — благо одуванчиков в огороде росло достаточно.

Сначала добавляла к соку мед, чтобы приглушить горечь. Возмущения было море. И гримас отвращения тоже. Но потихоньку, по мере привыкания к горькому питью и стиханию возмущения, меда в нем становилось все меньше. Да и мне терпения было не занимать. Я же читала, как сладкая зависимость для людей с сахарной чувствительностью превращается в реальную опасность. Их самооценка, работоспособность и настроение начинают напрямую зависеть от вовремя сжеванной шоколадки, служащей мостиком короткого удовольствия между двумя пропастями отчаянья. А сахарная чувствительность может передаваться по наследству. Кстати, вспоминаю, как свекровь по пять ложечек сахара себе в чай насыпала, что нормой не назовешь.

На столе постоянно были салаты из горькой редьки, тертый хрен, горчица. И чеснок, и ботва морковки в качестве зеленой добавки к салатам и источника хрома. Хром и сахар в человеческом организме связаны между собой отношениями обратной зависимости. Употребление сладкого вымывает хром, а тот, в свою очередь, подавляет тягу к сладкому. Это я вспоминаю одну свою коллегу.

Женщина принадлежала к числу вечно худеющих дам. Вечно – это потому, что она быстро набирала вес и опять садилась на диету. Худела, а потом снова позволяла себе расслабляться. Однажды наш физрук позволил и себе пошутить на тему ее худений, на что дама обиженно заметила, что не в силах отказаться от сладкой выпечки и шоколада. Физрук опять только посмеялся, уверяя, что обходиться без сладкого – пара пустяков. Каждый, мол, сможет легко, если знать один секрет.

— Дело совсем простое, еще моя бабушка этот секрет знала и применяла. Надо только съедать 3-4 зубка чеснока в день. И добавлять в салаты пару веточек морковной ботвы. Тогда через три дня вас не будет тянуть к сладкой жизни!

Не знаю, применяла ли наша вечно худеющая дама рецепт физрука, но я его запомнила и стала давать мужу побольше чеснока. А еще морковную мелко шинкованную зелень насыпала и в суп, и в кашу, и в салат. Она, кстати, тоже на вкус горьковата, в отличие от сладких корешков. Не за три дня, конечно, но результат я заметила. Не было уже той тяги к сладостям. Но главное, что у мужа стал меняться вкус. Ему понравились горечи. А салата из редьки просил делать побольше — большой салатник съедал сам.

Вот так я узнала, что вовсе не страшна и не настолько непреодолима сладкая зависимость. Может, причина в том, что хром действительно помогает. Или же печени и поджелудочной нужны горечи, чтобы настроиться на здоровый лад и нормальную, не извращенную цивилизацией сладкоежек биохимию своего организма.

Вера Андреевна Сичкар, Республика Беларусь, г.Гомель

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.